Марго. Репортажи с передовой

Морской привет (Марго)

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Привет. Я вернулась. Соскучились?

Начнём. Съездила я в Северную Африку на море. Что это мне дало? Зачем и для чего? Что с 1, что со 2, что с моей семьёй и со мной? Скажу сказу, со мной всё оооочень хорошо. Что ЭТО БЫЛО? Награда, отдых, показали процессы, дали спутницу сожранную изнутри и сказали: «Воздействуй». Серьёзной информации никакой не шло вообще. Единственное, шли ключи)))) либо рисунок, либо фильм: «Золотой ключик», либо рядом со мной находили в песке потерянные ключи от номера или камеры хранения. Ключей шло много.

В общем, отдых был шикарный. Природы, люди, отель, экскурсии. Я отдохнула, загорела, вобрала в себя мощь и силу моря.

Сразу скажу о том, что у нас на тонком плане в виртуалке творилось. Я до начала лета и я теперешняя – это два разных человека, эта связь идёт мне на пользу, я расту, мои способности любить и обнимать горячим нутром всё, возросли, я легче и проще стала переносить болевые состояния, более полно переживаю радость. И главное: Я НИЧЕГО НЕ ЖДУ, НЕ РЕВНУЮ, НЕ ВИНЮ, МОЙ ВЗГЛЯД (как внутренний, так и внешний) ОБРАЩЁН ТОЛЬКО В СЕБЯ. Всё, что со мной происходит, зависит от того, как я буду себя вести.

Значит, про врачей. Вы помните, что в июле я сильно простудилась, стоматолог вёл себя по-чёрному и мне это грозило диким сливом, поэтому экстренно подключили и ввели в игру ленивца. Второго давно нет. Первый всё ещё со мной. Но уже три месяца лета он в отдалении. Начиная с весны док сдал свои позиции. Хорошо вести себя он почти не мог, так как при любом контакте со мной начинал колотиться, страшно возбуждаться и проваливаться в черноту. Его отдаляли, лечили. Так тупо, как в это лето, док не вёл себя даже в начале связи. Год назад мы с ним могли мирно сосуществовать по месяцу без особых отклонений. А тут, день и срыв, день и срыв. Я прошла все этапы, всё простила и ничего не жду от него. Он месяц как в отдалении всё время. У нас с ним как бы очная форма отношений перешла в заочную. Я с ним не говорю, не играю, не тантрюсь, не обижаюсь. Я даже забыла кто он, видеть не хочу, мне не интересно, что с ним, где он и как выглядит. Когда всё хорошо, я просто свечусь  счастьем и радуюсь за нас, когда плохо, я не ищу в ком причина. Если болевое состояние идёт не от него и он защищает, я только свечусь и иногда (когда слишком тяжко) сами собой катятся горячие слёзы и много. Кипяток просто. Но это непроизвольно, плакать и рыдать я уже не хочу. Док в существенном отдалении, я его воспринимаю, как некое существо, которое со мной ещё только потому, что усиливает мои вибрации и помогает ЭТУ энергию в мир тянуть.

Но в данный момент уже как три дня док и я чуть в отдалении, но в любви сильной. Может, вынырнул из преисподней, я рада за него.

Так вот, за два дня до того, как я улетела на море, от дока и вообще был ужас и смерть. Последние два дня я думала, что у меня ноги отнимутся. От дока или не знаю, откуда шла невыносимая тошнота, колики в животе, боль в глазах, свист в ушах, болело тело, руки не поднимались, нижняя часть тела не двигалась. Спасал только муж, он отвёз меня на святой источник и искупал, стало легче. До самого отлёта было очень тяжело.

Два дня уже на море был ступор и карантин, дока убрали. А я не могла дышать полной грудью, это сопровождалось давлением на глаза. Дока усиленно пытались привести в состояние любви и усилить нам энергию. Он поддавался тяжело, потом успокоился. Отдыхала я 11 дней, отвлеклась, док присоединился ко мне, и мы светили как три солнца, дышали как три Вселенных, зарядили море и людей.

Самое тяжёлое состояло в моей спутнице. Сначала мы ладили, потом она стала отстраняться. Человек внутри мёртвый, пустой. Выдаёт в мир колючки, настороженность, ненависть, недоверие, постится, молится. В 37 лет весит 37 кг. Мне показали, как управляют её вниманием, ей не дают зевнуть, она напряжённо и безостановочно крестится, говорит о плохих вещах, которые могут случиться, умоляет Господа ежесекундно с подвыванием, чтобы он её защитил от злых людей. Бесконечно хитрит, прячет, копошиться, что-то предпринимает. Жесть. Она энергетически бьёт. Я была расслаблена и меня заставили ей говорить, чтобы достучаться. Она загораживалась, била меня энергетически, плевала в меня. Я знаю её двадцать лет, и раньше она была такой, но сейчас она совсем умирает. Когда я ей что-то говорила, вокруг меня собирался свет, был нежный звон в поле, в маковке в голове щекотало и серебрилось в знак одобрения. В итоге, разругались мы так, что три последних дня нас трясло друг от друга. С этим человеком очень тяжко находиться рядом. Отдельный разговор о том, как она спала, как труп в морге. Страшная история о том. как я просыпаюсь, а она подползла и лежит смотрит на меня, а глаза горят сатанинским огнём. Артёму она очень не понравилась, он плевался.

В общем, доктора мы выровняли, но уже в отдалении он, отходит понемногу. Я думаю, постепенно отдалят вообще, но потихоньку, чтобы у него стресса не было.

Но польза от него всё-таки была и существенная. У людей пели сердца, мы открыли их многим, у многих просто активизировали, работали мы. Помню день, когда молодые мальчишки-аниматоры собрались на пляже и пели свои песни красиво и нежно. Люди собрались и снимали на телефоны. Все, кроме моей подружки, почувствовали этот невероятный призыв Вселенной к любви. Я заряжала море, говорила спасибо этому дивному краю и радовалась как ребёнок. Если док всё ещё слышит, что возле нас происходит, то он раз пятнадцать слышал, как мужские голоса орали мне на разный лад: «sexy woman». Да, бомба приехала ещё та, взрывалась каждую секунду брызгами шампанского.

Сильно он мне помог при перелёте, вёл себя великолепно, понимая, что жизнь моя от него тоже зависит. Молодец.

Отдельный рассказ про плавание. Док держит меня на воде, когда сложно плыть или волны, он мне под животик поднимает тело, ведёт меня. Я была под защитой, в полной безопасности, плавала как профессионал, смеялась и плевалась, по полтора часа, накачала себе мышцы. Док умница, тут ничего не скажешь, люди удивлялись, заплывала я далеко. Спрашивали: «Самая смелая, что ли, в Турцию плывёте?». Так что с морем у нас взаимная любовь и оно было прекрасно: чистое, нежного цвета, любящее, горячее даже в шторм, обволакивающее».

Много мне показали людей, где, особенно на отдыхе, видны ужасы семейки Адамс. Либо один жрёт другого, либо дружно двое жрут собственного ребёнка. Много пустых, мёртвых и плюющихся тел, не понимающих даже где они и для чего. Но много таких, которые видели меня издалека, а я их. Нашей породы, даже мусульманки цвели рядом со мной.

Этой поездкой мне сделали сильнее возможность противостоять нападениям. Пару ночей даже на отдыхе было тяжело. Нападение, лежу, и бьют по шее сзади, сильно болели ноги и пах, давили на зубы. Я уже в таких случаях ничего не от кого не жду, дышу как могу, вытягиваюсь в струну, тяжело, зараза, физически невыносимо. Не плачу, просто от того, что действительно больно, текут слёзы фонтаном и горячие. Док помогал, как мог, переживал вроде, молодец. Я думаю, он тоже не понимает, почему меня иногда так прессуют и не унимаются. Бояться я уже не боюсь, чего хотят?

На обратном пути в самолёте мне показали переселение существа из одного ребёнка в другое. Сконцентрировали внимание на чудной семье: мать, отец и трое сыновей, отец весь лучился счастьем, держал на руках восьмимесячного малыша, который сиял, как слиток золота. Не мужик, а загляденье, порадовалась за них. Когда взлетели, рядом у родителей стал дико кричать мальчик, лет четырёх. Он взвивался, орал басом, делал руками неприличные жесты и смотрел на меня, лицо его было страшно, глаза дикие, вся голова огромная, рот безобразный. Когда мы уже прилетели и ждали багаж, родители кричащего мальчика и отец с чудным младенцем стояли рядом. Вдруг некрасивый ребёнок перестал орать басом, успокоился, лицо его стало кротким, милым. Но малыш, который молчал, вдруг забеспокоился, глаза потухли и налились, он стал метаться и кричать. Я поняла, что нечто переселилось от одного ребёнка, к другому. Приехала я домой расстроенная, думала про малыша. Ночью пришло: «Его освободили, всё хорошо».

Что было с моими родными в моё отсутствие? Мой муж обычно без меня вёл себя хорошо, дурковала мама. Но у моего мужа тёмная родня и он к ней примкнул. Мать вела себя чудно, научилась любить, а муж обижал её, скатился в плохие энергии. Когда я приехала, ссорились. Потом мгновенно мы оба протопили  друг к другу знакомую дорожку любви, всё наладилось. Мой муж –герой, люблю его одного. Сейчас мир и покой. Я самая счастливая и хочу вперёд, к новым горизонтам и открытиям.

 

С любовью, Марго

 

 

 

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *